Пропустить
Назад

Павел Дружинин (Delta Light) об освещении в музеях, сфере HoReCa и светильниках с регулируемыми параметрами

16.07.2019

Павел Дружинин – консультант по светотехническим проектам Delta Light, в области светотехники и светодизайна работает с 2006 года. В его портфолио: разработка и реализация концепций архитектурного и экспозиционного освещения для Русского музея, Государственного Эрмитажа, Пушкинского музея изобразительных искусств, Этнографического музея Санкт-Петербурга и т.д. В сентябре Павел выступит на Interlight Design Academy, а пока мы немного поговорили с ним о волнующих нас вопросах.

Павел Дружинин Delta Light

– Павел, в этом году основная тема Interlight Design Academy – освещение общественных пространств. Поэтому не можем не спросить: на ваш взгляд, освещение каких объектов в Москве можно считать образцовым или оригинальным?

– Москва — очень большой город, с разнообразной архитектурой, многими историческими и культурными слоями, с огромным количеством объектов освещения, как общественных, так и частных. Естественно, есть много хороших реализованных проектов.

Оригинальность большинства проектов заключается в оригинальности самих архитектурных объектов. Например, монументов, храмов, мостов, улиц, уникальных зданий, таких как павильоны ВДНХ, комплекс Московского Кремля и т.д.

Образцовостью в данном случае будет достоверность светового образа, деликатность по отношению к среде, структуре объекта, технические особенности решения.

Из музейных проектов можно выделить Третьяковскую галерею (особенно – здание в Лаврушинском переулке), там реализована удачная, с запасом на перспективу система общего рассеянного и акцентирующего освещения, которая имеет возможность модернизироваться с появлением новых светотехнических решений (и успешно это делает).

– Откуда идут тренды на освещение объектов в сфере HoReCa? Какие основные тенденции есть в этой сфере в Москве/России?

– Поскольку освещение непосредственно связано с дизайном интерьера и архитектурой, то и тренды задают дизайнеры. Но не стоит забывать, что определяющие функции света в интерьерном дизайне: распределение и направление света в пространстве (оптические свойства) и его проявление в объеме (форма светильника и его внешний вид) являются результатом работы светодизайнеров и производителей светильников. Можно сказать, что совместная, направленная на общую цель, деятельность светодизайнера и производителя светильников рождает интересные проекты, воплощающие как достижения технологий, идеи эстетики и особенностей взаимодействия человека со средой, его благополучия и получения разнообразия впечатлений. Например: повышения удобства и гибкости использования трековых светильников (с применением магнитных профилей), применение технологий безрамочного монтажа светильников, интеллектуальных систем управления освещением (беспроводные, связанные со смартфонами/планшетами).

– Отличаются ли европейские тренды от российских?

– В целом, конечно, у нас европейски ориентированная страна. Исторически нам ближе культурные тренды Милана, Парижа или Берлина и, соответственно, мы ориентируемся на те направления развития идей, что показывают на ведущих выставках и ярмарках, журналах и профильных изданиях. Но, как всегда, есть нюансы в реализации. Бюджет проекта в России значительно возрастает при использовании оборудования/технологий европейских производителей относительно такого же проекта, скажем, в Италии. Поэтому, зачастую прибегают к «упрощению» за счет использования малых брендов Восточной Европы или к так называемому импортозамещению. Другой аспект – это долгосрочность инвестиций. Бывает, что заказчик не готов платить за дорогие решения, если проект не прогнозируется как «долгоживущий» (скажем, менее 5 лет до следующего ребрендинга или перезапуска проекта).

Еще один аспект российского рынка светодизайна и дизайна в целом — относительно низкая культура использования оригинальных идей, оригинальных изделий. Очень часто с целью снижения бюджета подбираются «аналоги», а точнее сказать, подделки оригинальных разработок.

– Как вы считаете, в каких сферах необходимы светильники, обладающие регулируемыми параметрами (уровень освещенности, направленность света, спектральный состав)?

– Конечно, идеальным было бы иметь такой универсальный инструмент с широко настраиваемыми свойствами в любой сфере, связанной с деятельностью человека, его комфортом и настроением. Но, естественно, есть значительные технические ограничения, как, например, сложность эксплуатации, монтажа, конструкции, вариативности источников света. Кроме того, это ведет к существенному удорожанию оборудования и системы освещения в целом. Поэтому, светильники с регулируемыми параметрами стоит применять прежде всего, там, где это действительно оправдано необходимостью настройки световой среды под различные ситуации или в зависимости от задач освещения. Это — офисы, музеи, архитектурное освещение, частные дома и квартиры.

Светильник может позволять менять световой поток, цветовую температуру – в частности (и спектральный состав – в общем), характер направленности светового потока может регулироваться с использованием оптических надстроек: рассеивателей, линз, отражателей, решеток и даже – специальных оптических материалов, меняющих свои свойства под действием электрических полей. В большинстве случаев сочетание всех возможностей в одном светильнике будет избыточным. Однако, сочетание регулировки светового потока и цветовой температуры сейчас наиболее востребовано.

Во-первых, это индивидуальное освещение рабочих мест в офисах. Тот самый пресловутый «human centric lighting» в своём максимальном проявлении: каждое рабочее место сотрудника должно учитывать как биологические ритмы, так и индивидуальные предпочтения этого сотрудника.

Во-вторых, решения, где применимы сценарии. Например, в фасадном освещении.

Но наиболее широко функция регулировки, а точнее, подстройки параметров световой среды к отдельным экспонатам или помещениям, востребована в музеях. Здесь наиболее важно соблюсти баланс двух факторов:

– обеспечить сохранность экспоната, не нарушить его состояние, свойства, структуру,

– продемонстрировать экспонат зрителю наиболее достоверно и выразительно, установив эмоциональную связь с объектом.

Оба фактора являются противодействующими друг другу, но определяются и тот, и другой именно свойствами музейной среды, в том числе – световой. То есть: освещенностью, спектральным составом, распределением света в пространстве — его направлением и взаимодействием с окружающим пространством.

                                                                                                                                                           

– Расскажите, получается ли у вас отключиться от работы в обычной жизни? Или, например, сидя в ресторане, замечаете особенности освещения, анализируете, думаете, что можно поменять в освещении?

– На самом деле, «внутренний критик» работает только когда свет вызывает негативные ощущения. Ведь «правильных» решений — огромное множество, они зависят от идеи, концепции, авторского решения, а «неправильные» — объективно вызывают дискомфорт или ухудшение восприятия пространства. Будь то неуместные тени, блики, слепящее действие, мерцание, недостаточная цветопередача, цвет или некорректное распределение световых объемов в пространстве, нарушение восприятия архитектуры, избыточность или недостаточность света, нецелесообразность размещения и направления светильников.

Любой проект (не только светотехнический) должен чётко отвечать на вопросы «что?», «где?», «когда?» и, самое главное, — «зачем?!».

В случае, когда свет наоборот - очень нравится, тут уже играет роль любопытство – «а как это сделано?!»

А потом, в обычной жизни полно вещей, вдохновляющих, помогающих в генерировании идей уже в работе. Например, природа и все проявления природного, естественного света — это мощнейший и неисчерпаемый источник вдохновения.

 

– Как ещё у вас проявляется у вас профессиональная деформация?

– В целом, это круг общения, интересы, а также — литература. Ведь светотехникой и светодизайном невозможно заниматься «с 9 до 18», это увлекает целиком и полностью. И ведь дело не в самой профессии, а в мультидисциплинарности. На одной полке могут стоять книги и по освещению, и по архитектуре, и по истории искусств, и по теории цвета, и по физиологии зрения. Поэтому бывают периоды, когда чаще покупаешь не художественную литературу, а что-то очень специальное. Например, одно из последних приобретений – «Теория абстрактного искусства» В. Кандинского. Да и потом, работая с культурным наследием, необходимо очень глубоко погружаться в материал, узнавать, изучать — будь то мини-проект освещения одной картины или целого музейного здания.

 

– Тема вашего выступлений на Interlight Design Academy – «Трансформация проекта». О чём вы будете рассказывать?

– Любой проект – это результат длительной деятельности команды людей, и даже нескольких организаций. Здесь встречаются различные точки зрения, сталкиваются интересы и происходит постоянный поиск решений. Поэтому, важно иметь представление о своей персональной роли в проекте, на что именно и каким образом можно повлиять, как понять и устранить причины нарушения коммуникации, и как защитить идеи и использовать инициативу. Общественные и частные объекты, особенности проектирования и реализации. Все эти моменты будут разобраны на реальных примерах из более чем 12-летней практики.

Беседовала Дарья Муртазина

Вход на Interlight Design Academy – бесплатный, но нужно зарегистрироваться.